5. Существует ли импринтинг у человека?

Можно сказать, что в известном смысле этот вопрос интересовал человечество еще задолго до того, как в середине XX века в научный оборот было введено понятие импринтинга. Вопрос этот, например, интересовал М. Монтеня. В размышлениях «О родительской любви», где привязанность женщин к ребенку он рассматривает как природное влечение, в котором они похожи на животных, Монтень пишет:

РАСКРЫТ СЕКРЕТ МНОЖЕСТВЕННЫХ ЖЕНСКИХ ОРГАЗМОВ
9 часов назад
ЖЕНСКИЕ КОСТЮМЫ ЗА 1999, ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ АКЦИИ
8 часов назад

«… легко убедиться на опыте, что та естественная привязанность, которой мы придаем такое огромное значение, имеет очень слабые корни. Мы постоянно заставляем женщин за ничтожную плату бросать кормление своих детей, чтобы выкормить наших; мы заставляем их передавать своих детей какой-нибудь хилой кормилице, которой мы не хотим отдавать наших детей, или даже просто козе; мы запрещаем этим женщинам не только кормить грудью их собственных детей, как бы вредоносно это для них ни было, но и вообще сколько-нибудь заботиться о них, чтобы это не мешало кормилицам полностью отдаваться нашим детям. И в результате у многих из этих женщин в силу привычки появляется более сильная привязанность к выкормленным ими чужим детям, чем к своим собственным, и большая забота об их благополучии. Что же касается упомянутых мною коз, то это довольно распространенное явление в моих краях, где деревенские женщины, когда они сами лишены возможности кормить своих детей, пользуются для этой цели козами; у меня в настоящее время работают двое слуг, которые в младенческом возрасте всего лишь неделю пробыли на женском молоке. Козы очень быстро приучаются давать вымя малышам, узнают их по голосу, когда они плачут, и спешат сами к ним. Если вместо их питомца им подкладывают другого, они отворачиваются от него, и так же поступает ребенок, когда к нему подводят другую козу. Я видел недавно ребенка, у которого отняли его козу, потому что его отец не мог больше получать ее от соседа; ребенок не мог привыкнуть к другой, приставленной к нему козе и умер, несомненно, от голода. Животные с не меньшим успехом, чем люди, способны отклонить естественную привязанность от ее обычного пути» (Монтень М.Опыты. Кн. II. М., С. 85).

В процитированном фрагменте М.Монтень обращает внимание и критически оценивает рутинную для того времени практику, принятую в богатых семьях — отдавать грудных младенцев кормилице. Известно, что и сам М.Монтень в младенчестве был отдан в бедную крестьянскую семью. Но в контексте обсуждаемой темы важен не его благородный обличительный пафос, а то, что он по существу описывает явление импринтинга. Монтень проводит прямую параллель между человеком и животным, в данном случае — женщиной и козой, выкармливающих человеческое дитя, не видя между ними никаких различий в формировании детско-материнских привязанностей.

Современные исследователи не так смелы в проведении прямых параллелей между человеком и животным, хотя бы потому, что в основе импринтинга у животных, как уже отмечалось, лежит реакция следования, а новорожденное человеческое дитя ни за кем самостоятельно следовать не может. Поэтому, для того чтобы все-таки провести параллель, некоторые ученые переформулируют проблему следующим образом: не реакция следования как таковая имеет значение, а поиск близости. Но если гора (в данном случае человеческий младенец) не может пойти к Магомету, у нее должны быть особые формы поведения, которые дают ей средства привлечь Магомета (в данном случае взрослого) к себе.

Выделяются пять таких средств-способностей: цепляние, сосание, плач, улыбку, зрительный контакт. По мнению Дж.Боулби, перечисленные способности являются высоко организованными поведенческими системами, которые были сформированы в филогенезе в процессе эволюционного отбора и закрепились на генетическом уровне. Их биологическая функция – вызывать заботу взрослых и служить таким образом основой для формирования отношений привязанности.

Наиболее подробно изучаются плач и улыбка младенца. Их природа, происхождение, функция до сих пор являются предметом острых научных дискуссий. В контекста обсуждаемой нами проблемы интересны следующие факты.

Улыбка. Эмди и Хартман (1972) описали две системы улыбок — эндогенную (врожденную) и экзогенную (социальную). Первая существует с рождения. Такая улыбка наблюдается даже и у детей, слепых от рождения, и у детей с врожденными дефектами мозга. Было обнаружено, что эндогенная улыбка постепенно сходит на нет между вторым и третьим месяцем жизни ребенка.

Экзогенная, социальная, улыбка появляется позже — в конце первого месяца жизни, причем исследователи приходят к выводу, что время появления этой улыбки генетически предопределено. Первоначально социальная улыбка возникает в ответ на восприятие человеческого лица или любых зрительных стимулов, его напоминающих. Однако достаточно быстро таким стимулом становится лицо только близкого взрослого. Пик развития этой улыбки в норме приходится на время между тремя и четырьмя месяцами.

Данные исследований свидетельствуют о том, что у младенцев, лишенных нормального общения со взрослым вследствие материнской депривации социальная улыбка не развивается, так же как она в течение долгого времени не развивается и у детей с нарушенной психикой (Н.Н.Авдеева, С.Ю.Мещерякова, 1991).

Плач. Как уже отмечалось, плач, как и улыбка, является врожденным паттерном поведения, важным способом выражения физического и духовного состояния младенца. Закрепления этого паттерна в ходе эволюции связано прежде всего с двигательной беспомощностью человеческого детеныша. Плач дает возможность младенцу обратить на себя внимание даже тогда, когда матери нет рядом. «Плач младенца, — пишут Й.Раншбург и П.Поппер, — это не то же самое, что рыдания взрослого человека или подростка, отражающие скорбь или огорчения. По сути дела, этот плач не что иное, как непроизвольный звуковой сигнал, который может нести различное содержание и который лишен элементов сознательного действия» (1983, с.24-25).

КАК Я ПОХУДЕЛА НА 30КГ БЕЗ ДИЕТ И ТРЕНЕРОВОК
8 часов назад
КАК УСИЛИТЬ ЯРКОСТЬ ОРГАЗМА ДО 10 РАЗ
10 часов назад

Для формирования привязанности чрезвычайно важно умение матери распознавать и тонко реагировать на разные плачи младенца. Как правило, матери быстро научаются понимать, с чем связан плач младенца — с болью, голодом, охлаждением, одиночеством и т.п. Именно дифференцированная реакция на плач создают истинный контакт между младенцем и взрослым, дает ему ощущение, что его понимают, что его запросы к миру не безответны. Когда взрослый не реагирует на плач ребенка из педагогических соображений (чтобы не приучался таким образом манипулировать родителями) или когда реагирует неточно (например, начинает кормить, а ребенок хотел бы, чтобы его просто подержали на руках) происходит разлад в отношениях ребенок-взрослый и ослабляет чувство привязанности. В домах ребенка жесткий режим и отсутствие достаточного количества тонко реагирующих взрослых приводят к тому, что дети перестают плакать. Это, конечно, делает их удобными (в смысле тихими) детьми, но наносит огромный ущерб становлению привязанности, развитию эмоционально-потребностной сферы личности.

Зрительный контакт. Сравнительно менее исследованным является специфический зрительный контакт младенца и матери, также являющийся врожденным, неосознаваемым способом, который использует младенец для того, чтобы привлечь внимание взрослого. Начиная примерно с 4 месяцев, у ребенка в процессе зрительного контакта со взрослым начинают расширятся зрачки. Отметим, что в человеческом общении неосознанная и непроизвольная реакция расширения зрачков сопутствует проявлению симпатии к другому человеку. Вот почему расширение зрачка непроизвольно вызывает прилив нежности у матери. Были проведены специальные исследования, которые показали, что совершенно неосознанно и непроизвольно родители садятся или становятся так, чтобы максимально облегчить установление с ребенком зрительного контакта. Поймав взгляд младенца, взрослый обычно улыбается, поднимает брови, широко раскрывает глаза (такое выражение лица принято называть «реакцией приветствия») и заговаривает с ребенком особым поющим голосом. В одном из исследований, которое ставило своей целью выяснить, какие сигналы ребенка в наибольшей степени влияют на отношение к нему родителей, обнаружилось, что важнейшим сигналом является зрительный контакт ребенка со взрослым. Дети, сравнительно более часто вступавшие в зрительный контакт с родителями, оценивались ими как более умные и более общительные.

Перечисленные выше используемые младенцем способы — плач, улыбка, зрительный контакт и др. — рассматриваются некоторыми исследователями как показатели импринтинга у человека. Однако, по мнению сторонников этой точки зрения, закономерности протекания импринтинга у человека отличаются от соответствующих закономерностей у животных.

Во-первых, у человека значительно длиннее сензитивный период для возникновения импринтинга,. Данные известных исследователей проблемы материнской депривации Р. Шпица и Дж. Боулби свидетельствуют, что окончательное запечатление материнского образа происходит где-то между семью и восемнадцатью месяцами. Именно поэтому указанный период является наиболее опасным и травмирующим ребенка период разлучения с матерью. Если дети до шести месяцев практически не реагируют на отлучение от матери (при помещении в больницу, при потере матери), то после шести месяцев реакции ребенка могут быть очень бурными — плач, отказ от пищи, депрессия. Хотя это мнение разделяется большинством исследователей, тем не менее некоторые авторы отмечают возможность выраженных депривационных реакций и у детей в возрасте от двух до шести месяцев. Есть исследователи, которые вообще относят возникновение импринтинга у человека к внутриутробному периоду, полагая, что это осуществляется путем воздействия звуков сердца матери на плод.

Во-вторых, сам процесс фиксации, запечатления образа матери у человеческого младенца оказывается значительно более растянут во времени, чем у животных, где он является практически моментальным (вспомним опыты К.Лоренца). Вначале младенец реагирует на любого приближающегося к нему взрослого и лишь позже начинает избирательно реагировать на мать, предпочитая ее всем остальным.

В-третьих, импринтинг у человека более пластичен — образ матери в принципе может быть изменен, и в этом смысле его запечатление не является необратимым.

Наконец, с нашей точки зрения, чрезвычайно важно подчеркнуть следующее. Хотя механизмы воздействия ребенка на мать и матери на ребенка во многом являются врожденными и инстинктивными, закрепившимися в филогенезе, однако результат их функционирования не предопределен. Все зависит от того, какой характер взаимодействия будет установлен между матерью и ребенком, насколько реакция матери в ответ на разные формы проявления активности младенца ( а он, как видим, весьма изобретателен и инициативен в этом) будет своевременной, точной, адресной.

Однако далеко не все считают возможным говорить о импринтинге как врожденном механизме запечатления, являющимся основой для формирования детско-материнских привязанностей у человека, даже с учетом специфических различий импринтинга у животных и импринтинга у человека. В основе подобных позиций лежит принципиально иная точка зрения на антропосоциогенез человека, согласно которой формы общения людей развиваются не по законам биологической наследственности, а совсем по иным, небиологическим законам. Известный отечественный философ Ф.Т.Михайлов пишет:

«… в основании саморазвития индивида лежит противоречие между естественными нуждами и органами их удовлетворения и формирования. Противоречие — потому что «органы» удовлетворения его нужд, «органы» формирования его человеческих потребностей не образуются в нем самом по наследственной программе. Иными словами, если младенец в определенный период онтогенеза не сумеет сделать с помощью социокультурных средств самостоятельно, собственными усилиями, совершенствуя их для себя, из своих «близких взрослых» свои же «органы» удовлетворения естественных нужд, если, с другой стороны, его «близкие взрослые» по собственной воле не пойдут ему в этом навстречу и не предложат ему средств и способов целесообразного со-действия, то и в будущем ребенок не найдет ни в себе, ни в ком другом ни одного способа выживания и развития» (Ф.Т.Михайлов. 1986, с.71-72).

В этих словах ясно и с предельной остротой выражены разделяемые многими отечественными психологами представления о роли прижизненно формируемых (а не биологически наследуемых) связей между ребенком и взрослым, только внутри которых и способны возникнуть «функциональные органы» (А.А.Ухтомский) собственной человеческой жизнедеятельности. При таком подходе научный анализ раннего развития ребенка в принципе не включал категорию «импринтинга». Такое научное мировоззрение предлагает другой взгляд и на возможное решение проблемы материнской депривации — воспитания человека в условиях, когда с детства он оказывается лишенным матери или других «близких взрослых», которые в обычной семье как бы даны ребенку самой природой.

ПОХУДЕТЬ БЕЗ ДИЕТ? ТЕПЕРЬ ЭТО РЕАЛЬНО!
8 часов назад
РАСКРЫТ СЕКРЕТ МНОЖЕСТВЕННЫХ ЖЕНСКИХ ОРГАЗМОВ
8 часов назад

Читайте также